Сергей Парфенов (horvath) wrote,
Сергей Парфенов
horvath

Триптих. Рассказ третий. Сельскохозяйственный.


Девочка увлеченно обрывает лепестки ромашки:
"Любит, не любит, любит, не любит..." - размышляет она.
"Я тебя ненавижу..." - думает цветочек.
Эпиграф в тему. Тема сельскохозяйственная.

...поднимаюсь медленно, отряхиваюсь. Медленно, потому что больно. Но холода уже не чувствую. Перед глазами плывет, и все что-то не то. Верное только одно: низкие серые облака, бесконечная стена серого стекла и бурая земля на той стороне. Я прижимаюсь лбом к стеклу, как обычно - оно ни теплое, ни холодное. Оно есть и незыблемо. Робко касаюсь скрюченными пальцами прозрачной преграды. Смотрю. Перепаханная земля выглядит мертвой. Она дышит, я знаю; Я все знаю, я просто жду и смотрю в одну точку. Туда. Там, где рождается движение. Маленький росток, капля жизни уверенно рвется вверх, где свет за косматыми облаками - наверное, солнце. Маленький росток, на зеленом стебельке крепнут листочки, поеживаясь в прохладе. Маленький бутон распускается изящным цветком - белый оазис в серой пустоши. Он распускается в душе перезвоном детского хохота, дыханием морского бриза в летний вечер, розовым ароматом заката... я улыбаюсь машинально. Сердце трепещет не то от плача, не то от смеха. Мои пальцы дрожат, и стекло содрогается вместе с ними. Вот уже вибрирует воздух, и улыбка пленкой сползает с лица, словно снятая острым лезвием. Дрожь нарастает, и в ухо насильно вкручивается пронзительный звук, сметая все воспоминания в мусор. Бензопила со странным названием "Дружба", ржавая руина советской эпохи в невидимых руках - там, за стеклом. Прищуриваю глаза, вглядываясь в пустоту. Никого нет, я никого не вижу, у меня нет врагов, у меня не... Зубья вгрызаются в побеги цветка, методично и аккуратно разрывая мякоть стебля. По листочкам стекает красный сок, ну совсем как свежая: "...кровь", - шепчут сами разбитые губы, и бежит вон изо рта алая струйка. Лепестки бесшумно падают на давно уже бурую землю, но я уже не вижу... ноги подкашиваются, я заваливаюсь назад. Перед глазами плывет, и все что-то не то - низкие серые облака, бесконечная стена серого стекла, исцарапанного, изрезанного, избитого... Это я его бил и царапал. Смешно... Бил, бил, не разбил... Смешно, эх...

Из писем в журнал "Приусадебное хозяйство" (приложение к журналу "Сельская новь", выходит раз в два месяца), №5 за 2004 г. (сентябрь-октябрь):
Здравствуйте, уважаемая редакция и агрономы-любители! Совсем недавно открыл для себя ваш замечательный журнал, и хочу обратиться к вам со своей проблемой. Я не могу вырастить яблоню. С ней все время что-нибудь происходит. Деревце вырастает чахлым, а у меня самый плодородный участок земли, нигде такого не сыскать, весь отданный под одну яблоню. Не раз ее ломало сильным ветром, пару раз какие-то вандалы спиливали ее под корень - я сильно переживал тогда. Отчаявшись, я даже перекапывал землю, но она продолжает расти, видимо, семена очень глубоко. Это яблоня какого-то особого сорта, я уверен, с очень сладкими плодами. Очень хочется попробовать собственных яблок, вы не поверите, я никогда не пробовал яблок. Можно, конечно, купить яблок на рынке или попросить у других садоводов... Пока обхожусь ягодами, правда, заготовок не хватает весной. Может, дадите дельный совет, опытные селекционеры вы мои?
"...Ирония и жалость, ребята! Ирония и жалость!
Вдруг весь зал поднялся. Это было совершенно неожиданно,
и у Виктора мелькнула сумасшедшая мысль, что ему удалось,
наконец, сказать нечто такое, что поразило воображение
слушателей. Но..."
Tags: Юля, триптих
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments